• Елена Зайцева

Интервью с Михаилом Южным. Youzhny team.


Чем занимается Михаил Южный после окончания карьеры игрока? Youzhny.team - что это такое? Я решила узнать все сама, и Михаил согласился со мной побеседовать.

Я – Слышала про ваш новый проект, с которым вы сейчас представляете – Youzhny.team, расскажите, что это такое и кто в вашей команде?

М – Это команда профессионалов, каждый в своем роде деятельности. У нас есть в команде специалисты по детскому теннису, юниорскому, профессиональному спорту, специалисты по офп, физиотерапевты, доктора, то есть все, что нужно для того, чтобы заниматься теннисом на разном уровне.

Я – Это как выездная теннисная академия получается?

М – Да, это в своем роде выездная академия, мы не привязаны ни к одной теннисной базе. Готовы сотрудничать с любыми теннисными клубами, академиями, базами, готовы предоставлять методики тренировок, контролировать их, проводить семинары, обучать тренеров, в принципе все, что нужно для занятий теннисом. Мы ведем не только спорт высших достижений, помимо него есть университетский теннис, например, в Америке, есть любительский теннис, есть очень много направлений, и в каждом направлении своя специфика.

Я – А детский теннис для малышей?

М – Да, и детский теннис тоже, начиная с красных мячей, желтых, зеленых. Хотя изначально мое видение проекта было такое - создать команду для подготовки перехода из юношеского спорта в профессионалы. Но когда мы начали смотреть, что происходит вокруг, то пришло понимание того, что из детского тенниса многие дети приходят с такими проблемами, которые сложно исправить для того, чтобы заиграть дальше на высоком уровне. Всю пирамиду мы можем выстроить, но начинать надо с детского тенниса, что мы сейчас и собираемся делать вместе со своей командой.

Я – А базу теннисную для вашей команды вы просто сейчас ищете подходящую, хотелось бы где-то закрепиться или этот проект рассчитан только на выездную работу?

М – Мы не хотим привязываться территориально ни к одной базе, если брать мировой профессиональный теннис, то ты и не должен быть привязан к одному месту, ты играешь турниры по всему миру и надо подстраиваться под то место, где ты играешь. Удобнее всего, конечно, чтобы база была в центре Европы, но ни я не готов, и мало кто из команды готов все время жить там. Брать тренеров иностранных можно, у нас есть на примете некоторые, но у них есть свои команды, свои академии, есть с кем работать, на данном этапе - это сложно. Сделать базу в России, глобальную базу под себя было бы хорошо, но с другой стороны, ты понимаешь, что когда игрок начинает играть на хорошем профессиональном уровне, ему нужны перевалочные тренировочные базы в Европе, Америке, Азии. На этот счет нас есть много контактов, например, у нас есть база в Австралии, где удобно готовиться перед австралийским сезоном, в Испании в Марбелье. Корты найти – не проблема, гораздо большая проблема найти хороших специалистов сейчас.

Я – Но детский теннис – это не такой еще выездной пока спорт, поэтому дети в основном тренируются недалеко от дома.

М – Да, поэтому мы не хотим привязываться к одной базе, ограничиваться небольшим количеством кортов, мы хотим работать шире, со своими методиками, обучением и контролем приезжать в различные теннисные клубы, академии, чтобы охватить как можно больше детей в разных городах. Мы не должны быть на этих базах 24 часа в сутки и семь дней в неделю, мы должны прийти, выстроить процесс и смотреть, как наши задачи выполняются. Если в клубе не хватает тренера определенного, то мы сможем найти его, если нужны спарринги, тренер по офп, то мы можем и эту проблему решить, потому что у нас есть на примете хорошие специалисты.

Я – А какая ценовая политика? Где-то есть эта информация, на сайте, например? Или это под каждого клиента отдельно рассчитывается?

М – Это все индивидуально, но у меня, безусловно, есть понимание, сколько стоит моя команда, но окончательная цена зависит от количества выездов, от того, какой именно специалист будет выезжать. Поэтому нет конкретных цифр, нужно рассматривать, какой конкретно будет проект, и какие задачи перед нашей командой ставятся. Мы готовы рассматривать любой возраст, любой уровень игроков, и мы должны поставить процесс, повторюсь, у нас есть все специалисты. Это не значит, что я и Борис Львович должны стоять на корте каждый день, хотя мы можем делать и это, просто пока ребят такого уровня в стране у нас – раз, два, три и все. У нас есть хорошие молодые тренеры, которые могут и хотят работать на результат, хотя мне кажется тот стереотип, который у нас сложился - работать один на один с тренером – не совсем верен, из-за этого и ценовая политика, в моем понимании, не совсем правильная складывается.

Я – Но вы же сами на протяжении своей карьеры работали с одним тренером?

М – Я работал с одним тренером, но я ему ни копейки не платил, пока не стал зарабатывать. Поэтому у меня и была такая возможность, работать с одним тренером. Если вы посмотрите, в мужском теннисе только топ-50 работает с одним тренером и то не все, остальные, как правило, имеют одного тренера на несколько игроков, и я считаю, это правильно. Мы с моей командой как раз можем подобрать приблизительно одинаковых по уровню игроков, закрепить за ними несколько взаимозаменяемых тренеров, выстроить весь процесс: и тренировочный, и выезды на турниры.

Я – Слышала, что вы также организуете сборы, как это происходит?

М – Спортивные сборы в клубах, где нам рады и предоставляют корты, где готовы сотрудничать с нашей командой. Сборы есть шестидневные, по три-четыре тренировочных часа в день (35 000 рублей), а сейчас мы планируем проводить также сборы на выходные: пятница, суббота, воскресенье и понедельник (25 000 рублей), расписание планируемых сборов есть на нашем сайте. Мы стараемся каждый день приглашать разных специалистов. Например, Евгения Куликовская, которая сейчас много работает именно с детским возрастом, она приезжает, чтобы посоветовать и дать свои рекомендации родителям, тренерам. Борис Львович, которого я привлекаю в исключительных случаях, чтобы не ударить перед ним в грязь лицом, чтобы он протестировал игроков. Динара Сафина дала согласие на работу с нами. Также у нас есть хорошие молодые тренеры, которых мы зовем на эти сборы.

Я – Какие еще возможности есть у вашей команды?

М - Есть договоренности со многими академиями, например, академией Типсаревича - мы можем отправлять туда игроков, при этом объясняя тренерам этой академии, что за игрок приезжает, и на какие моменты нужно обратить внимание в процессе его подготовки.

Я – Какие-то советы и рекомендации для игроков, переходящих из юниоров в профессионалы, вы можете давать? Оказывать им помощь?

М – Конечно, мой брат этим давно занимается, у него большой в этом опыт, а также Борис Львович, как большой профессионал, может рассказать и уберечь игроков от ошибок на нашем собственном опыте. Подсказать, на какие турниры лучше поехать, как и с чего начинать профессиональную карьеру, с кем и как тренироваться, дать в пару игрока похожего уровня, чтобы было удобнее и дешевле выезжать. Наша команда может подготовить график выездов и выстроить полную схему подготовки игрока к турнирам и между ними. Мы готовы помогать и делиться своим опытом.

Я – А если бы вы лично работали тренером, то вы бы хотели работать с мальчиком или девочкой?

М – Если бы я тренировал лично от А до Я, то тогда с мальчиком.

Я - Ваши сыновья играют в теннис, тренируются?

М – Они ходят в группу, но и на футбол также ходят.

Я – А вы хотели бы, чтобы они стали профессиональными теннисистами, как вы?

М – В эпоху интернета я перестал отвечать на этот вопрос, чтобы не повлиять на их решение.

Я – А вы сами не жалеете, что выбрали эту дорогу?

М – Ну, я не сам ее выбрал, а родители, но мне грех жаловаться, я доволен.

Я – Какие-то агентские услуги вы можете оказывать игрокам?

М – У меня и моей команды есть 100-процентная поддержка Head и персональная квота контрактов, которые я могу заключать с игроками, но пока я этим не пользуюсь, пока я мало кого видел, мало кого знаю. С агентами и агентствами такая история - если ты звезда, то многие контракты и сами идут к тебе в руки, а пока ты не звезда, многие контракты заключаются по знакомству. Понятно, что у нашей команды есть достаточно большие связи, с представителями различных компаний, с директорами турниров и так далее. Понятно, что если у тебя есть талантливый игрок в команде, ты будешь договариваться со всеми, стараться обеспечить ему условия, его продвигать, просить Wild Cart для него, это нормально.

Я – Достаточно большие возможности вы описали, которые есть у вашей команды.

М – Да, я считаю, что у нас большие возможности, теннис, офп, медицина, мы можем ими закрыть от начала до конца весь теннисный процесс.

Я – Но вот вопрос цены все-таки остался мне непонятен.

М – Вопроса цены вообще нет, все индивидуально, нужно разговаривать, описать, какие услуги вам нужны, какие специалисты необходимы, какого уровня, как часто? Или есть еще вариант – озвучить ваши проблемы и финансовые возможности, а мы, исходя из них, вам предложим, что именно мы сможем для вас сделать, что предложить. Это может быть и разовая консультация, хотя правильнее будет заключить более длительный контракт для ведения ребенка, это эффективнее, изначально мы так и видели наш проект – контракты на ведение игроков. Как вариант - консультация по видео, которое можно нашей команде отправить. А наши специалисты, просмотрев это видео, дадут рекомендации, обратят внимание на проблемные места игрока, что-то посоветуют подкорректировать. Мы рассматриваем все варианты работы с нашими клиентами. Мы можем выехать конкретно к ребенку, можем в клуб или академию к группе детей.

Я – А как тренеры в академиях и клубах относятся к таким вашим приездам и консультациям? Ревниво?

М – Есть разные тренеры, некоторые не хотят, говорят, вот вы приедете, проведете свои сборы, консультации, а потом наши дети начнут от нас к вам уходить. Но, во-первых, к нам уходить некуда, мы не имеем теннисной базы, а потом, наша цель – научить и наладить правильный тренировочный процесс как можно в большем количестве мест. Но есть и тренеры, которые это понимают и с удовольствием у нас учатся и приглашают нашу команду снова и снова. У нас отличный диалог, например, случился в Новокузнецке, мы и сами многому там научились, и местные тренера признались, что узнали много полезной информации от нас. Я считаю, что только так и можно создать хорошую теннисную систему обучения.

#интервью

Просмотров: 0